22.40. вильнюс. я провела

22.40. Вильнюс. Я провела 6 сказочных дней здесь и мне совсем не хочется уезжать. Через 5 минут отправится мой автобус и я радостно щебечу с провожающими меня друзьями. Радость.

22.45. Автобус отправляется, а по направлению ко мне идут 2 женщины и занимают позади меня 4 последних места. Сначала они пытаются улечься там вдвоём, но поняв, что это нереально, та, что помоложе несёт плед второй, а также переносит все её вещи на заднее сиденье.
Суета.

23.15. В автобусе полностью выключают свет и все пытаются устроиться поудобнее и уснуть. 2 женщины позади меня никак не угомонятся. Разговаривают достаточно громко, подсвечивают мобильным свои вещи и что-то тщетно пытаются там найти. Одна из них задевает меня локтем по голове, тут же извиняется.
Раздражение.

23.30. Все то же самое, мне ещё раз прилетает локтем по голове, а вторая умудрилась прищемить мне волосы, неудачно облокотившись на моё кресло. Я думаю лишь о том, поскорее бы они улеглись и уснули. Хочется поспать, так как практически прямо с автобуса я отправлюсь на работу.
Возмущение.

23.40. Дамы начинают активно друг к другу ходить, что-то довольно громко обсуждать и я замечаю, что та, что постарше чуть шатается. “Эх, думаю, все понятно, почему они не могут угомониться, теперь точно не усну…”

23.45. Снова обсуждения, копошения, гомон. Вопросы от той, что помоложе второй: “тебе не холодно? тебе не жарко? пить хочешь? А есть? Может, принести ещё один плед под голову?”… Мне снова задели волосы и я понимаю, что моего терпения хватило ровно на час и я, не выдержав, делаю им замечание: “женщины, ну сколько можно, ложитесь уже, пожалуйста, спать, а если хочется поговорить, то можете делать это хотя бы шёпотом и не рядом со мной”.
Они извиняются и, кажется, успокаиваются.
Тишина.

23.55. Внутренне я ликую: можно поспать хоть пару часов до границы и шансы на то, что я, чуть выспавшись, буду активно работать, повышаются. Мои дамы, кажется, успокоились и уснули.
Засыпаю.

Уже не знаю, сколько времени. Часов около 3-х утра, наверное. Нас будят просьбой предоставить документы для проверки и через пару минут мы должны пойти на паспортный контроль. Дамы рядом тоже просыпаются. Та, что постарше и позади меня встаёт и садится рядом со мной. “Девушка, я сильно Вас задела локтем?” “Да ничего страшного”, отвечаю я. “А я ж ещё волосы Вам прижала, представляю, как это неприятно, простите пожалуйста”. “Все нормально, бывает…”, – отвечаю я в полусонном состоянии. “Вы простите нас с сестрой, не дали покоя вам за всю ночь, мы не специально”, – настойчиво извиняется женщина. Я поднимаю на неё глаза: на меня смотрит симпатичная брюнетка средних лет с красиво уложенным каре. “И как укладка не растрепалась за ночь в автобусе”, – думаю я. Ещё больше её рассматриваю: стильно и современно одета, красивый аккуратный маникюр… А она продолжает: “Знаете, а я ведь еду из больницы домой. Я прошла химиотерапию в Вильнюсе. Сейчас прохожу там реабилитацию. У меня онкология. Дома мне уже отказались помочь, а там я нашла врачей и центр, где используют новейшие технологии в борьбе с раком, там внимательный персонал и, Вы знаете, мне лучше… Вот буквально ещё за пару часов до автобуса я делала последнюю процедуру, поэтому, у меня ещё чуть нарушена была координация, я даже шаталась чуть, вот и Вас все время задевала, не специально, простите, ради Бога”…
Шок.

Я слушаю эту женщину, не отрывая от неё глаз. У меня сон как рукой сняло. Моё былое раздражение меняется на такое сострадание к этой женщине, такое уважение к её оптимизму и позитивному настрою в борьбе со страшной болезнью, а она продолжает извиняться: “Вы простите нас с сестрой. Я сама никогда не любила, когда трогали мои волосы, а сейчас, после химии, у меня и волос-то нет…” Она одним движением руки ловко снимает парик, а под ним – очень короткий “ёжик”… “Вот видите, какая я, как мальчик… Раньше у меня были роскошные густые длинные волосы до лопаток! Потом пришлось подстричь их до плеч… А потом под каре… А после химии подстригалась налысо, вот, сейчас уже отрастают… Но длинных волос у меня больше никогда не будет! И таких красивых, как у Вас, тоже не будет.., простите ещё раз”… Мои глаза наполняются слезами и уже единственное, что я могу сказать, это: “не переживайте, все нормально, ничего страшного, простите и Вы меня, Вы, главное, выздоравливайте, выздоравливайте!!!”
Больно.

“А знаете, как муж меня называет? Чернобурка! Ему моя стрижка лису напоминает. Муж и сын в меня верят, всегда мне говорят – ты поправишься, мы знаем, мы верим! И сестра меня поддерживает, вот ездит со мной к врачам, а ей ведь сегодня рано на работу… Как я иногда устаю от парика, но, вот, ношу… А в Вильнюсе, в больнице, медсестра, которая делает мне процедуры, увидев, как отрос мой “ёжик”, сказала “не вздумайте длинные отращивать, Вы такая интересная стали, помолодели даже, Вам так идёт Ваша стрижка”, так приятно слышать. Да и что волосы, главное же выздороветь, правильно?”. “Конечно, выздоравливайте, выздоравливайте, все будет у Вас хорошо, здоровья Вам”, – говорю я и радуюсь, что она в темноте не видит моих слёз…
Сострадание.

Мы все идём на паспортный контроль, а я думаю только об этой женщине: “Боже, как стыдно, это я должна извиняться, а не она… Как для нас важен комфорт… Любое посягательство на него вызывает бурю раздражения… Как вот мы любим навешивать “ярлыки”, я же подумала, что дамы просто весело провели время в Вильнюсе, да ещё и отпраздновали свой отъезд, а у женщины, оказывается, нарушена координация после процедуры… Я гуляла по Вильнюсу, веселилась, смеялась, общалась с друзьями, получала цветы, комплименты, делала фото, а женщина была на химиотерапии… Господи, пожалуйста, сделай так, чтобы эта женщина непременно выздоровела!”

Мы возвращаемся в автобус, все снова быстро засыпают, в том числе и моя соседка. У меня одна навязчивая мысль: “Дай Бог ей здоровья! Господи, прости меня и научи ещё больше ценить каждый день моей жизни!”…

4.40. Калининград. Приехали. Все выходят из автобуса и быстро разбирают свои вещи и уходят к такси. Моё тоже подъехало. Я провожаю взглядом двух сестёр и жалею только об одном: ну почему я не спросила как её зовут, чтобы написать записку о её здравии… После этого разговора мы как будто стали роднее и мне настойчиво хочется подойти и обнять её, ещё раз сказать: “Вы только выздоравливайте, пожалуйста! Выздоравливайте”…
Они садятся в такси и уезжают…
Недосказанность…

Прошло 1,5 недели, а эта история не выходит у меня из головы. Город маленький, может, я встречу её и тогда точно обниму и скажу: “Вы только выздоравливайте, пожалуйста! Выздоравливайте! И я в Вас верю! Я тоже знаю, что Вы поправитесь, обязательно поправитесь!”

Сегодня я абсолютно счастливый человек. Я так рада, что я научилась улыбаться каждому новому дню, радоваться и просто быть счастливой от того, когда чувствую, как ветер играет с моими волосами, развевая их или как лучи солнца падают на моё лицо и я щурюсь… ведь это так важно – чувствовать жизнь в каждом её жесте…
Спасибо, Господи
Берегите близких

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *