пятое чудо света

++++++++++++Памяти инокини Серафимы, в миру Тамары Федоровны Литвиновой. Преставилась 30 ноября 2015 года.

Инокиня Серафима, дорогая матушка, сколько же Вы сделали для сохранения памяти не только о Леушинском монастыре, но и о множестве других обителей и храмов!
В архивах Вы находили исторические справки, старинные планы и другие материалы, необходимые для их возрождения. Вот некоторые из них в нашем городе: Введенская церковь Измайловского полка, храмы Милующей иконы Божией Матери в Гавани и на Митрофаньевском кладбище, церковь Воскресения Христова в Коломне, рядом с которой Вы жили в детстве и на месте которой уже установлен крест, храм подворья Антониево-Дымского монастыря.
Но были еще большие труды и для других мест. В Псковской епархии Вы изучили епархиальные ведомости за XVIII-XIX века, благодаря чему было издано несколько сборников по истории храмов этого края. Отдельный труд был посвящен Псковскому Рождества Богородицы Снетогорскому монастырю.
Но самый значимый Ваш труд это, конечно, архивные изыскания по истории Леушинского Иоанно-Предтеченского монастыря Новгородской губернии Череповецкого уезда и его подворья в Санкт-Петербурге.
С начала возобновления литургической жизни Вы на Леушинском подворье. Трудитесь и в церковной лавке, и в трапезной, но главное Ваше послушание работа в архивах. Неделю за неделей Вы каждый день отправляетесь на электричке в Новгород, успеваете несколько часов потрудиться в местном архиве, а затем в тот же день возвращаетесь, опять на электричке, домой. Какие же духовные и физические силы нужны были для такого подвига, даже трудно представить. Одновременно Вы находите многие исторические документы для Новгородской епархии. Далее Вы продолжаете свой труд в Петербургских архивах.
А как помогали Ваши поиски при составлении книг на подворье по самым разным темам! Ведь стоило только упомянуть о новых издательских планах, и через несколько дней Вы приносили ксерокс дореволюционного издания, материалы из которого могли пригодиться.
Одна же книга появилась на свет только благодаря Вам.
Как-то Вы передали мне номер журнала Благодатный огонь со словами: Прочитай Четвертого царя Челищева. Его надо обязательно издать. Он нужен детям. Рассказ был действительно впечатляющим. События в нем разворачивались и переплетались от древней Палестины до предреволюционной Москвы и послевоенной Германии, его окончание невозможно было читать без слез. Личность автора тоже привлекала крестник великой княгини Елизаветы Феодоровны, род которого был известен в России с 1237 г.
Работа буквально закипела, проходила на одном дыхании. Все, кто узнавал эту историю, воодушевлялись и тем или иным способом принимали участие. Были помощники и в Москве и даже в Германии.
Все это время Вы постоянно были рядом, сопереживали нам и искали материалы о Владимире Челищеве с фотографиями, что потребовало больших усилий, но которые очень украсили книгу. И она, слава Богу, получилась.
Серьезно помогали Вы и издательству Царское дело.
Вспоминается еще одно Ваше деяние. Вы очень прониклись судьбой последнего настоятеля храма Леушинского подворья прот. Феодора Окунева, принявшего мученическую кончину 15 января 1938 г. Поэтому, когда на приходе возникло желание увековечить его память в Левашовской пустоши, где он был расстрелян, Вы занялись организационными вопросами и получением разрешения на установку креста. Крест-голбец был изготовлен Львом Трофимуком с друзьями, которые взяли на себя особый подвиг – ставить кресты на значимых местах России. Крест был установлен 4 мая 2003 г. на Антипасху.
Я не сподобилась быть на Вашем постриге в 2009 г., но как все мы радовались, увидев Вас в храме в иноческом облачении! Жаль, что произошло это уже на склоне лет, в 73 года, и здоровье не позволило Вам переехать в Снетогорский монастырь, в котором Вы приняли постриг с именем Серафима в честь преп. Серафима Вырицкого от своего духовного отца арх. Гермогена. Но Вы при любой возможности посещали этот монастырь, где особенно близка была Вам по духу схимонахиня Николая (Лякина).
Как же велик был дух в матушке Серафиме, если почти в 80 лет она, уже очень больная, практически не встававшая со своего диванчика, каждое утро, после совершения иноческого правила, задавала вопрос Спасителю: Что сегодня повелишь мне сделать, Господи? А потом искала нужные для кого-то материалы в своих бумагах или просила знакомых в архивах и библиотеках найти их.
Одно из последних деяний инокини Серафимы поиски по просьбе м. Харитины (Рыженковой) Родословной семьи владельцев села Новоспасского Головиных, издания 1847 г., 227 стр., для Спасо-Влахернского монастыря. Ими, по просьбе матушки, занимались ее друзья из Публичной библиотеки (РНБ). За ксероксом книги специально приезжала Ольга Гаршина из Москвы. Шел ноябрь 2015 года.

Тамара Федоровна Литвинова, так звали в миру инокиню Серафиму, родилась в 1936 г. Всю блокаду она с семьей провела в Ленинграде. Несколько историй из этих страшных лет описаны в книге Ольги Ланской Малахитовая жизнь. Но Господь не оставляет Своих избранников, и чудом маленькая Тамара с мамой и младшей сестрой остались живы, хотя здоровье было подорвано на всю оставшуюся жизнь. Отец же умер от голода и похоронен на Пискаревском кладбище.
Воспоминания Тамары Федоровны начинаются словами: Мне всегда так везло, что в самый последний момент Бог меня выручал. Вот всю жизнь так. Другие сказали бы, – случай А я так думаю, что это мне Бог помогал.
Вот было однажды так Умирали мы все.
И было во время войны. Началась уже блокада.
Мне было пять лет. Сестре три года. И мама еще была у нас.
На всю квартиру мы трое и остались.
И дверь в квартиру не закрывали, потому что сил ходить уже не было. Сейчас я думаю, что у ленинградцев тогда обычай был такой У взрослых Когда чувствовали, что вот-вот умрут, двери специально оставляли приоткрытыми. Чтобы люди кто в живых остался поняли. Чтобы зашли и похоронили
И в квартиру зашла соседка с верхнего этажа, которая любила маленькую Тамару, дарила ей книги и научила читать. Она поняла, что они все не переживут предстоящую ночь, разбудила сестренку и маму, а Тамаре велела всю ночь, пока не включится метроном, читать им и не давать спать. А сама к этому времени обещала вернуться. Продолжим из воспоминаний: Говорю ей:
– Как читать-то, не смогу я.
– Сможешь, – говорит. Сможешь. Я приказываю тебе, слышишь. Читай громко, чтобы не спали!
И до самого метронома девочка читала и уговаривала маму не спать и не давать спать сестренке, хотя у самой и голова кружилась, и все вокруг пропадало куда-то. Но, очнувшись, она продолжала читать. Как у нее хватило на это сил, так и осталось для нее загадкой.
А когда метроном включился, вернулась соседка со своей знакомой. Они принесли сосновые ветки, научили Тамару делать витаминную сосновую воду, чтобы вылечиться от цинги, которая уже начиналась у них, и принесли продукты. Смерть отступила. Это только одна из рассказанных матушкой историй времен войны.
Тамара Федоровна не забыла те страшные годы. Когда началось движение по увековечению памяти погибших в блокаду ленинградцев, она поддержала идею строительства храма в Парке Победы на Московском пр. Там во время войны действовал крематорий, в который был превращен кирпичный завод. Почему-то это народное начинание долго не находило поддержки у властей. Тамара Федоровна не только принимала участие в крестных ходах и других мероприятиях в его защиту, но и собирала необходимые архивные документы. В ее воспоминаниях есть такие слова: И я за них всех, ленинградцев, молюсь. Ведь миллион двести тысяч человек забрала блокада, миллион двести тысяч! Это только мирные жители, только ленинградцы. В Парке Победы крематорий работал все время. И на дне озер многометровый слой человеческого пепла. Многометровый. А ведь все это были живые люди. Мирные. Ленинградцы
В 2010 г. этот храм во имя Всех святых, в земле Российской просиявших, был построен.
Много лет Тамара Федоровна проработала в Книжной лавке писателей в отделе старой книги, где познакомилась с Д.С. Лихачевым (он всегда целовал ей при встрече руку) и другими известными писателями и учеными. Если в отдел сдавали редкую книгу, она в первую очередь звонила в Пушкинский дом и ждала их решения, не пуская книгу в продажу. Собирала редкие церковные издания и книги об А.С. Пушкине в свою библиотеку.
У нее был особый интерес к пушкинским местам, ведь небольшое родовое поместье ее предков Псковских купцов Макаровых находилось не так далеко от Пушкиногорья, в деревне Вехно, а родилась она в канун дня рождения поэта пятого июня.
Свое собрание книг об А.С. Пушкине матушка за несколько лет до смерти передала м. Феодоре для библиотеки будущего скита в честь иконы Божией Матери Взыскание погибших, который та начала строить в 18 км от Пушкинских гор на берегу Столбушенского озера в деревне Извоз.
В 1991 г. Тамара Федоровна сподобилась в числе представителей от нашего города сопровождать явленные мощи преп. Серафима Саровского в Дивеево. Это было одно из самых важных событий в ее жизни.
А после выхода на пенсию она смогла полностью посвятить себя архивным исследованиям.

В 2012 г. умер единственный сын матушки. Мне прислала сообщение о том, что он в реанимации, ее близкая сподвижница Тамара Гладкова, тоже несколько лет отдавшая трудам на Леушино. Наше приходское сестричество, паломничавшее тогда по Святой Земле, находилось в этот момент на месте Вознесения Господня на Елеонской горе. Конечно, мы помолились Господу о рабах Божиих тяжко болящем Александре и ин. Серафиме.
Его похоронили на Киновийном кладбище. Вскоре рядом с ним в землю лег профессор Владимир Пономаренко, хранитель рясы прав. Иоанна Кронштадтского и других святынь. С ним и его супругой Татьяной ин. Серафима была хорошо знакома. Они часто со своими реликвиями бывали в нашем храме на Леушинском подворье.
Сама матушка Серафима упокоилась 30 ноября 2015 года. Ее похоронили недалеко от могилы сына. Был холодный день, землю уже покрывал снег, но народа собралось очень много. В маленькой церковке отслужили панихиду, а потом у могилы прощались с матушкой. Было сказано много теплых слов. Некоторые плакали, а одна раба Божия все повторяла: Как же я буду жить без ее советов?
Мать Серафима действительно всегда помнила о других, многим помогала и советом и молитвой. Она была неравнодушным человеком, любила Господа и свою страну, стояла за правду и истину. И очень большой труженицей, настоящей подвижницей, поэтому я уверена, что Господь введет ин. Серафиму в Царствие Небесное, а путь туда будет устлан страницами ее архивных изысканий во славу Церкви.
Оставшиеся после ее кончины архивные материалы были собраны Тамарой и переданы в соответствующие храмы и монастыри, а часть ксероксов дореволюционных изданий в библиотеку Александро-Невской лавры. Матушка очень почитала своего небесного покровителя и любила молиться в небольшом храме преп. Серафима Вырицкого, устроенном в его келье в лавре.
Одной из наших Леушинских сестер, часто навещавшей инокиню Серафиму, она, уже после ухода из земной жизни, приснилась в залитом солнцем источнике. Лицо матушки излучало радость, вода вокруг бурлила, и летящие вверх брызги создавали вокруг нее сияющий ореол.

Р.Б.Татиана

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *