За ёлкой на подъеме

ЗА ЁЛКОЙ

На подъеме заснеженного холма ютилась деревенька из девяти изб. Над деревенькой струился дым из девяти труб. Вьюга второй день без устали расчесывала луга и наметала сугробы до самых наличников. Мягкий оконный свет рисовал на снегу ровные прямоугольники.
Заскрипела дверь крайней избы, и с крыльца спустился старичок в валенках, широких трусах и запахнутой тужурке. Добежал до раскосого штакетника, справил малую нужду и шустро попрыгал по своим глубоким следам обратно. В сенях подхватил тазик с холодцом, как бабка велела, и вернулся в тепло. Дверь обросла кудрявым паром.
У печи старуха месила картошку.
Положь сюда, указала она на табуретку. Возьми вона огурцы, неси в переднюю.
Дед взял с тарелки самый маленький, с хрустом откусил половину.
Потерпеть невмоготу? заругалась бабка, но без злобы. Как-никак, праздник. Ступай, не мешайся под ногами. И брюки натяни. Глядеть стыдёхонько.
А где они есть-то?
На сундуке лежат. Говорила же.
Половину передней занимал раскладной стол. На нём уже нагоняли аппетит две чашки горячих щей, миска с фруктами, тарелка с колбасой и газетка с печным хлебом.
Старик пристроил огурцы и сел на диван. По телевизору передавали Падал прошлогодний снег.
Уз послала так послала, прошепелявил пластилиновый мужичок, вылезая из сугроба. А то, говорит, сто з это за Новый год и без ёлотьки?
Дед посмеялся по привычке. Очень уж нравился ему этот мультик. И смотрел он его, должно быть, раз двадцать.
А чаво мы и впрямь без ёлки?, вдруг одолела его крепкая дума.
Причину он знал без подсказки. Весь канун они с Тимофеичем Зыковым пили шиферную самогонку и не закусывали. Словом, позабылось.
Старик глянул в замерзшее окно, покрытое морозной росписью. Из рамы торчали крупные куски ваты, но вьюга изловчалась находить лазейки и напускать на руки гусиную кожу.
Гань, где ватники? крикнул он и решительно шлепнул себя по сухим ляжкам.
На кой те ватники? донеслось с кочегарки. Чай, и в брюках жрать-то не замёрзнешь.
За ёлкой я! Ватники где?
Бабка показалась в проёме.
Васька, ты аль сдурел? Ночь на дворе, какая ишшо ёлка?
Шершавая, вот какая! Ватники давай, я туды-сюды. Тимофеич говорит, на горе аккуратные этот год растут.
Через пять минут дед в полном обмундировании натягивал валенки на двойной шерстяной носок.
Остынет всё, сатана, не унималась бабка. И без ёлки гажо.
Да какой такой Новый год-то? Без ёлки-то? дед развёл руками. Хотел широко, как мужичок в телевизоре. А получилось, точно длину щуки показал. Плотный тулуп не давал как следует размахнуться.
В конюшне он прихватил топор, намотал на рукавицу шпагат и потащил за собой алюминиевое корыто. Ёлки, о коих упомянул Тимофеич, торчали на верхушке холма. Мать честная, доберись-ка туда. Ветер колючий, как свитер на голое тело, да прямо в лицо. Снег глубокий, по карманы на штанах.
Старик одолел метров сто, встал отдохнуть. Оглянулся на деревню. Низенькую, уютную. Во всех окнах ещё горел свет. У Филиппа Лаптева моргала гирлянда. Дед мог без труда представить, что прямо сейчас творилось в каждой избе. Тимофеич после четверти беленькой на диване дрыхнет. Матвей Зубов чистит ружьё: назавтра в лес надумался. Колька Авдеев кормит с ложки недвижимую супругу. У Марьи Федечкиной дочь гостит; стало быть, балакают о том о сём. Коньшевы ругаются: каждый божий день одно и то же. Семён Сорокин Голубой огонёк смотрит, до утра просидит. Авдотья Капустина с женой Тимофеича за Новый год молебен совершают. Лаптевы в бане парятся. А моя бабка меня ждёт-дожидается, старик улыбнулся своим думам и полез дальше.
Шагов через пятьдесят встретилась первая ёлка. Ствол тоненький, кусты редкие, иголки рыжие. Не годится, заключил дед. Дальше ещё две. Первая в дверь не войдет, вторая ниже ботвы от картошки.
У самой вершины он услыхал шаги, звонкие, будто кто яблоко грызет.
Кого, какого дурака, окромя меня, в такую метель раззадорило? старик смахнул с ресниц иней и сощурился. По ту сторону холма кто-то поднимался с фонариком. Дед из любопытства побрёл навстречу. За ним потянулась глубокая борозда, приглаженная дном корыта.
Свет от фонарика резко поплыл направо. Старик изучил маршрут и вдруг понял, куда так упорно пробирается незнакомец. Ёлка! Метр вышиной, фигуристая, пышная! Как с картинки!
Стоять! прикрикнул дед и ускорил шаг. Не смей!
Конкурент воспринял команду с точностью до наоборот и со всех ног рванул к цели. Дед тоже был не пальцем чем надо деланный! Он шустро запрыгнул в корыто и с ветерком (а дабы не соврать с ветрищем) понесся наперерез.
Они столкнулись метрах в десяти от ёлки. Дед слетел со своего алюминиевого коня и катился кубарем с холма ровно столько, сколько понадобилось второму мужичку, чтобы выбраться из-под корыта и найти в снегу шапку.
Совсем из ума выжил? с дрожью в голосе прогорланил пострадавший, а затем выругался так крепко, что, пожалуй, буквами не передать. При столкновении он прикусил язык, и бранные слова получались неуклюже, где-то даже смешно. Но ему было не до смеха.
Старик долго не мог подняться. Тулуп обмерз и перестал гнуться под мышками. Кряхтя-пыхтя, он выгреб из-за шиворота жгучий снег и пульнул его по-девичьи на полметра.
Ёлка, говорю, моя, он зажал пальцем ноздрю и густо высморкался.
Где ж на ней написано, что твоя-то? мужик пошарил под ногами и выкопал топор. Фонарик так и не нашелся. Это ж надо! Дурень старый! Чуть не угробил!
А на кой же чёрт на ней писать, коли ты слов не различаешь? дед, наконец, изловчился подняться. Кому орал: Стой? Аль в уши вьюга надула?
Я что тебе, пёс пастуший, чтоб команды выполнять? Хочу и иду! Генерал хренов!
Обмениваясь гневными репликами, оба двинулись к ёлке. Сугроб доходил до пупка.
Ты постой, покури! посоветовал дед. Куды так разбежался?
Тебе-то что? огрызнулся мужик. Уж без заботы как-нибудь обойдусь.
Да я слыхал, опосля потрясения мозга шибко шагать не рекомендуется.
У кого мозг потрясенный, так это у тебя! Со здоровой башкой разве ж кто удумает человека ради ёлки порешать?
Нужен ты больно порешивать тебя! А вот коли не остановишься, и впрямь драться будем.
Небось и сладить намерен?
Разок-то ты уже отхватил. Надо ещё получишь.
Мужик весело усмехнулся. Непростой дед попался.
Я гляжу, ты смелый! сказал он без прежней горячки.
Глядишь? Стал-быть, прозрел. Ишшо с ушами бы чаво сделать и людям не стыдно показаться будет.
Мужик остановился.
Дед, сдалась тебе эта ёлка.
А самому-то?
У меня детишки дома.
А у меня бабка. И кот.
Я первый её нашёл.
А я первый занял.
Ты откуда взялся?
Из Зубовки. А ты из Матвеевки?
Из неё самой. Ёлка на нашей стороне. Так что, я её срублю.
Ну а я, стал-быть, заберу.
Мужик пошарил по внутренним карманам куртки, достал сигареты. Закурил, угостил деда. Постояли молча.
Давай так, предложил мужик, у меня в другом кармане пол-литра чудом не разгваздались. Залпом одолеешь заберёшь ёлку.
Ежели я залпом её одолею, то до дома не дойду.
Я тебя дотащу.
Старик недолго подумал.
Давай.
Мужик стянул перчатки, вытер о штаны руки и открыл бутылку. Протянул деду.
Ну, за Новый год!
С Богом.
Старик подышал, сглотнул лишнюю слюну, чтоб не мешалась. И опрокинул бутылку. Грамм двести выпил сразу, потом остановился вдохнуть и продолжил. Мужик с изумлением наблюдал за его лицом. Не морщится, как воду пьёт!
Когда последняя струйка стекла по горлышку, дед зарычал и вытер рот рукавом. Набрал снега почище, закусил.
Моя ёлка. Руби.
Пока мужик рубил, дед побрёл за корытом. Но не вернулся уснул прямо в нём.
Мужик пристроил к нему ёлку и поволок Зубовку. Дорогу до избы нашёл по следу корыта.
Постучал в окно. Бабка выглянула и, чуть погодя, вышла.
Увы, не придумали ещё слов, которыми можно было бы описать её удивление, когда она увидела в корыте своего деда, с ёлкой в обнимку.
Живой? только и спросила.
Живой.
Мужик помог затащить его в избу. Вместе они его раздели, натерли самогонкой и уложили на кровать.
Новый год бабка встречала одна, под стук часов и трескучий храп мужа. Конечно, она не знала, какой подвиг он совершил ради неё. А вот если бы знала, разве стала бы она смахивать слезинки одну за другой? Гордилась бы! Конечно, гордилась.

А ёлка так и осталась лежать у двора.

Автор – Алексей Артемьев
Художник – Леонид Баранов

2 Replies to “За ёлкой на подъеме”

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *